Сергей Зло (dr3lo) wrote,
Сергей Зло
dr3lo

Category:

О бедных врачах и пациентах, о нашей медицине

Честно не хотел уже ничего писать по этой теме, но остались кое-какие недосказанные моменты. Внимательно почитав еще несколько статей на эту тему я стал лучше понимать позицию врачей. Действительно, ситуация неоднозначная. И основная проблема этой ситуации в том, что по факту, в принципе все могло быть даже и так, как утверждает следствие. Но, даже в этом случае есть нюанс — высокая смертность среди недоношенных, специалисты говорят о 90% случаев. При такой высокой смертности, наверно, в принципе невозможно что-то гарантировать. Это даже лечением сложно назвать. Скорее это что-то из разряда чуда. И теперь мне стало более понятно возмущение врачей — ведь по сути их коллег обвиняют в том, что они не совершили чуда! Это конечно нонсенс. Возможно, именно по этому дело имеет такой широкий резонанс и такие резкие высказывания раздаются со стороны врачебного сообщества.



На самом деле, как я уже и писал раньше — даже если предположить самый худший вариант, что Смушкевич и Бела сговорились и таки убили этого недоношенного ребенка, то даже в этом случае, по сути, их не в чем обвинить. Потому что, вероятность того, что выхоженный таким образом ребенок вырастит инвалидом тоже в районе 90%. То есть можно предположить, что даже если СКР правы и это было сделано умышленно, то наверняка в противном случае ребенок все равно был обречен: либо на смерть либо на страдания по инвалидности. Конечно возникает вопрос, а стоит ли вообще выхаживать таких детей, может как минимум нужно желание матери и ее согласие на это? Чтобы она, осознавая все возможные риски - принимала решение, спасать такого ребенка или нет. В данном же случае женщина, насколько я знаю, претензий к врачам не имела, мало того раньше у нее уже было несколько выкидышей и она не обследовалась и не стояла на учете. Соответственно, если бы подобная оговорка в законе была, то дело не было бы вообще.
Я согласен с критикой врачебного сообщества на непрозрачность следствия, ее закрытости, как минимум в части судебной экспертизы. И со многими другими претензиями к этому делу. Но, когда читаешь тех кто выступает на защите врачей, а особенно их комментарии - по неволе начинаешь возмущаться. Потому что далее они как правило пишут о том, что в последние годы правоохранительные органы устроили «охоту на ведьм» и чуть ли не физически хотят уничтожить всех врачей, а СМИ им в этом помогают! При этом в этих возваниях нет главного: никто не отделяет реально плохих врачей, которые угробили пациентов, от тех, кого обвиняют огульно. Выходит что все, кого в чем-то обвинили следователи за последние несколько лет — все являются жертвами т. н. «охоты на ведьм», а значит априори невиновными! Вот как это звучит в обращении неанотологов:
«Происходящее на наших глазах навязывание обществу глобальной идеи о «врачах-вредителях» и ее истеричное распространение средствами массовой информации разрушительно для всего общества. Следующим шагом видится массовое гонение и уголовное преследование врачей как наиболее юридически уязвимого слоя населения России. И после этого общество рассчитывает получить качественную медицину?»


Элина Сушкевич, врач

Это уже ни в какие ворота не лезет на самом деле, это просто бред. Какая идея о врачах-вредителях? Кем навязывается? Через какие СМИ? Есть примеры? Покажите, где в СМИ Смушкевич называют врачом-вредителем? Я что-то читаю только прямо противоположные статьи, где гораздо чаще пишут, что это как раз следователи являются вредителями и подонками! Причем это пишут чуть ли не прямым текстом. Из этого обращения получается, что ВСЕ уголовные дела заведенные на врачей и все публикации на эту тему — все они являются губительными и и разрушительны для общества! Все кто подымает проблемы неправильного лечения пациентов — все участвуют в «охоте на ведьм». Вот, например, недавно мне на глаза попалась статья «Врачи ввели девушке формалин вместо физраствора»:
Медсестра, не посмотрев на флакон, поставила его на стойку, подключила к аппаратуре для промывания полостей, и вся эта отрава полилась во внутренние органы Кати...Но, даже заметив, что ввели в брюшную полость формалин [по сути яд], врачи не стали бить во все колокола, созывать консилиум, срочно перевозить девушку в токсикологию. Они промыли брюшную полость пациентки водой, зашили, поместили её на два часа в реанимацию, а после перевезли в обычную послеоперационную палату. Не внесли соответствующие записи о формалине в медицинскую карту, не доложили коллегам и руководству о происшествии. А попросту скрыли это ото всех...
Но Катерине становилось все хуже и хуже. Дежурные медики и реаниматологи (ведь те, кто проводил операцию, уже разошлись по домам) не знали, что делать. О том, что пациентке был введен формалин, им никто даже не сказал. Только утром врач-анестезиолог, заведующий отделением, видимо, не выдержал и рассказал коллегам, что Федяевой ввели формалин. Началась суматоха. Доложили главному врачу, в министерство, только спустя почти сутки девушку перевезли в областную клиническую больницу Ульяновска. А оттуда спецбортом 20 марта 2018 года направили уже в Москву, в Федеральный медицинский биофизический центр им. Бурназяна. Со дня операции прошло пять дней. В столице за жизнь Екатерины Федяевой бились две недели. Но не смогли спасти.


Екатерина Федяева, пациент

Вот такой вопиющий случай произошел в прошлом году. Следователи завели уголовное дело, а СМИ, начали «ее истеричное распространение». Так ведь получается по мнению некоторых медиков? Ведь очевидно же, что подобные статьи бросают тень на врачей и вызывает недовольство населения. Так что, лучше об этом не говорить? Или как? Замалчивать такие дел, чтобы не «натравливать» пациентов на врачей? Или как? Надо же все-таки отделять случаи прямой халтуры, повлекшей смерть от несчастных случаев, разве нет? Если бы в обращении, каким-то образом было бы указано, что оно направлено против необоснованных уголовных дел против врачей, тогда я бы целиком и полностью с ним бы согласился. Но так выходит, что любое преследование врачей — это попытка уничтожить медицину! С этим я категорически не согласен. Если дело Сушкевич и некоторые другие сомнительны — то да, я скорее встану на сторону медиков, особенно когда на суде будет наконец представлены доказательства и они окажутся сомнительным. Но в случае с убийством пациентки Федяевой, а убийством в данном случае я называю не сколько то, что они ошиблись и ввели формалин, хотя это безусловно преступная халатность! Нет, убийство — это попытка скрыть свою ошибку, повлекшее смерть пациентки из-за несвоевременно оказанной помощи.
И самое паршивое в этом деле — это приговор врачам, которые вкололи формалин вместо физраствора. Им назначили наказание в виде лишения свободы (внимание!) с 23 вечера до 6 утра в течение 3 лет! Это просто нонсенс какой-то, я первый раз вообще слышу такой приговор. Ну, правда, кроме того еще запретили три года заниматься врачебной практикой и все. Это же маразм на самом деле! Ладно, если бы такой приговор им вынесли, если бы они сразу признались в халатности, ввели бы в курс главврача, подняли тревогу и начали бы спасть пациентку сразу же, в тот же момент! Да, произошла ошибка, чудовищная, но ошибка. И если бы врачи сразу начали ее исправлять, тогда такой приговор был бы уместен, а может, он мог бы быть и еще более мягким. Но, в данном случае, когда была попытка скрыть преступление, повлекшее смерть человека — за это уже точно нужно давать реальные сроки! Именно за то что скрыли, а не за то что ошиблись. Конечно, то, что утром анестезиолог все-таки призналась в ошибке, возможно, несколько смягчает ее вину. Но все же время было упущено. Мягкий приговор, кстати, был обоснован еще и тем, что обвиняемые принесли справки о своих хронических заболеваниях. Справки. Врачи. Которые эти справки и выдают. Интересно конечно, как же они работали, будучи такими больными?
Именно в этом, как я думаю, и заключается главная проблема. В том, что очень часто врачебные ошибки скрываются, а документы и результаты вскрытия подделываются и доказать потом что либо очень сложно. Правда здесь, не совсем понятно, к чему приводит усиление репрессивных мер: к тому, что станут меньше ошибаться или к тому, что станут чаще скрывать ошибки. Пока, судя по всему, мы имеем второй вариант и это ужасно. Потому, что в попытках скрыть свою вину, опасаясь уголовного преследования, врачи не оказывают нужной помощи пациенту и тем самым убивают его. А если никто не проболтается, то никто ничего и не узнает. И получается выгоднее скрыть ошибку - в худшем случае не сможешь по ночам гулять, а в лучшем, скорее всего, просто об этом никто и вообще не узнает. Как будто ничего и не было.



Я уверен, что необходимо усилить наказание именно за попытки скрыть врачебные ошибки, за подделку документов, за уничтожение улик, за липовые экспертизы и т.п. Возможно, дело Смушкевич и Белой как раз и должно было стать таким резонансным делом, и основное обвинение строилось на подделке документов. Но это явно не тот случай. Одно дело когда речь идет о здоровой молодой женщине, которую угробили по ошибке и совсем другое — когда речь идет о недоношенном, практически обреченном на смерть ребенке. Я считаю, что еслидаже подделка документов имела место быть или если действительно было умышленное убийство, то возможно какое-то наказание, ну уж точно не сильнее, чем по делу пациентки Федяевой. В противном случае же случае - наказывать этих конкретных врачей вообще не за что.
Конечно не все так просто в нашей медицине. И попытки навести порядок в этой отрасли — они могут приводить к не самым лучшим результатам. Например, как оценить эффективность работы больницы? Казалось бы, логичнее всего по соотношению количества поступивших в больницу, по сравнению с теми кто выписался/выздоровел. Звучит разумно, но на деле в выигрыше будут те, кто будут принимать только не сильно больных людей, а то и вовсе здоровых, а остальных будут отшивать. И наоборот, те кто будут помогать всем нуждающимся, всем больным, особенно тяжелым — у них всегда будут самые худшие показатели, даже если на самом деле они в реальности спасли больше людей от смерти. Отсюда и возникает ситуация, когда для главврача статистика становятся важнее жизни людей. По сути они становятся заложниками этой системы. Я конечно не знаю точно, как именно оценивают эффективность управления больницей, но думаю показатель смертности в любом случае имеет важное значение.
Поэтому в чем то я согласен с медицинским сообществом: необоснованные с точки зрения здравого смысла преследования врачей ведут скорее к ухудшению качества лечения, а не наоборот. Потому что выгоднее скрывать какие-то ошибки, чем честно в них признаться. И это неправильно. Дела, в которых нет даже халатности, например, дело Елены Мисюриной — там скорее всего был просто несчастный случай, а ей при этом дали 2 года в колонии. Пациент был болен раком, ему было 55 лет, врач, как потом доказала дополнительная экспертиза, даже не совершала ошибок. Просто, к сожалению, невозможно предусмотреть все уникальные особенности каждого человека. И за это два года! Правда потом ее оправдали, в том числе и благодаря вмешательству общественности. Но, я напомню, про запрет на ночные дискотеки врачам, которые по сути убили молодую и вполне здоровую женщину и пытались это скрыть! То есть, иногда, абсолютно непонятно, чем руководствуются суды. Такие несправедливые приговоры безусловно возмущают и медицинское сообщество и пациентов. Возможно с точки зрения буквы законы суды правы, но с точки зрения пользы для общества — нет. Наказывать нужно за вопиющие случаи, а уж тем более за попытки скрыть грубые ошибки, приведшие к гибели пациентов. Вот за это нужно давать реальные сроки!


Понять и простить

И вот здесь я не согласен с врачами, которые фактически требуют совсем освободить их от уголовной ответственности. Мол, при спасении пациента врач должен порой идти на риск, а потому он всегда может ошибиться по факту, если риск закончится неудачей. Также молодым врачам нужно экспериментировать, набивать руку так сказать, учится. И вообще медики много работают, устают, оборудование старое, зарплаты низкие — отсюда и ошибки. Но позвольте, господа вы не забыли, что вы людей лечите? Ни телевизоры, ни ноутбуки, ни холодильники — это ЛЮДИ! Если ошибется компьютерщик — в худшем случае сдохнет ноутбук, и то не весь. Ели ошибется автослесарь — поломается машина. И мало того, если, допустим, какой-нибудь горе-мастер угробит дорогой автомобиль врача, то разве врач простит автослесаря в данном случае? Ну подумаешь человек ошибся — недосыпает, оборудование старое, зарплаты низкие? Это же всего лишь машина — куча железа и проводов?! Простит ли врач автослесаря? Нет! Никогда! И будет судится с ним, пытаясь компенсировать себе убыток, а если связи есть, то еще и дело заведут на мастера. Но, позвольте, господа, это же просто железяка? Почему же вы, врачи, не прощаете людей, испортивших вам ваши вещи, но хотите чтобы пациенты прощали вам смерть родных и близких? Неужели непонятно, что жизнь близкого человека важнее машины или холодильника? Да, конечно врач не всегда может спасти больного — все адекватные люди это понимают. Но есть же и грубейшие ошибки — за них то надо надо наказывать или как? Или все спишем на усталость врача? Все же надо помнить, что врач — это не просто профессия, это все же еще и призвание.
Tags: Медицина, Смушкевич, врачи, врачи-убийцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments